Байденомика: какой будет экономика при новом президенте США

Будет ли при экономическая политика США при Байдене такой же, как при Бараке Обаме, но с более высокими темпами роста? Станет ли глобалистская повестка демократов более прагматичной, чем раньше, особенно в части продолжения давления на Китай и частичного возрождения в США отраслей реального сектора? Изменится ли финансовая политика в части стимулов и заниженных ставок? Смогут ли демократы повысить налоги? Об этом рассуждает управляющий директор Arbat Capital Алексей Голубович

Чтобы ответить на эти вопросы, важно постараться уйти от традиционных представлений, что демократы — это в основном «раздача социальных льгот» и «продвижение глобальных технологических корпораций». Тем более в той части, в которой это касается интересов США в бывшем СССР и в России, так как экономика этой части мира также зависит от США, хотя и не только от санкций, торговых барьеров и кредитов.

Но стоит ли сомневаться в следующих тезисах:

  • При демократах экономика будет расти в среднем быстрее, чем при республиканце Трампе. Темпы роста ВВП будут выше в 2021 году за счет восстановления после карантина. Затем мы увидим также более быстрый органический рост с 2022 года (вряд ли раньше) благодаря выравниванию торгового баланса после антикитайских мер Трампа.
  • Скорее правы те американские специалисты, которые ожидают снижения темпов роста финансовых рынков в 2021-2022 годах, в первую очередь потому, что нельзя бесконечно печатать доллары. 
  • Демократы — это все же не «партия экспроприаторов», стремящаяся отобрать максимум прибылей у богатых. Налоги увеличатся не существенно и выборочно, не нанеся немедленного вреда экономическому росту, так как это позволит увеличить финансирование инфраструктуры и стимулировать упавшее из-за коронавирусных ограничений потребление.

Что будет делать Байден

Что именно могут постараться сделать демократы и администрация Байдена, в которой, видимо, будет немало новых лиц, представляющих в том числе «обиженную Трампом» часть бизнеса?

  • В части налоговой и социальной политики — больше программ для выравнивания неравенства за счет роста расходов и дотаций. Если демократы смогут «взять Сенат» через два года, то они попробуют получить больше денег благодаря росту федеральных налогов. В 2021 году это сделать вряд ли удастся — можно рассчитывать только на возвращение налога на сверхдоходы от инвестиций на финансовых рынках (capital gain).
  • В социальной политике будет битва за восстановление Obamacare, необходимость которой попробуют обосновать примером недостаточной помощи бедным слоям населения при пандемии (в чем, конечно, обвинят Трампа). Республиканцы и «трамписты» в Верховном суде будут пытаться совсем свернуть программу, а демократы, наоборот, максимально расширить и еще больше перевесить ее стоимость на «богатых», на самом деле — на весь средний класс и на фармацевтические, медицинские компании. Но можно ожидать, что без демократического большинства в Сенате команде Байдена не удастся провести этот проект. 

Что будет с финансовым рынком США

Вследствие накопленного всеми предыдущими администрациями огромного дефицита бюджета и счета текущих операций вырастет риск девальвации доллара и роста ставок. Но крайне низкие ставки по другим мировым валютам сдерживают уход из доллара США инвесторов и бизнеса. В перспективе доллар, конечно, развернется в сторону легкой девальвации, но только после изменения политики ставки ФРС.

Реальные ставки в США, как и в Европе, и в мире в целом, начнут расти раньше — в первую очередь из-за повышения кредитных рисков в большинстве отраслей и невозможности бесконечно тратить стимульные деньги в основном на рефинансирование банков.

Финансовые рынки в 2021 году могут сначала радоваться стимулам и слабому доллару без повышения налогов, но потом поймут негативные последствия роста ставок и менее мягкой политики ФРС. Поэтому, скорее всего, стоит ожидать значительной коррекции, которую демократам трудно будет «заговаривать твитами». Тем более что рынки будут бояться роста налогов. Кроме того, Байден может позволить себе обвал рынка после сокращения стимулов, потому что в этом обвале все равно обвинят Трампа и ошибки его политики.

Что будет с «зеленой экономикой» и международными отношениями

«Зеленая экономика» будет стимулироваться в основном там, где есть единоличная власть демократов на уровне штата. Это не так мало, мы видим, что планы перехода на электромобили в Калифорнии были стимулом для инвестиций. Правда, в основном за пределами слишком дорогой Калифорнии с ее высокими налогами. 

На федеральном уровне можно попробовать ввести антистимулы для углеводородной энергетики. Скорее всего, демократы попробуют ввести дотации и налоговые льготы на установку и использование чистой энергии, что в итоге задушит в основном производство энергетического угля, но не навредит газу и лишь умеренно негативно скажется на потреблении нефти в перспективе 5 и более лет. Краткосрочное завершение пандемии для спроса на нефть намного важнее.

Внешнеторговая политика при Байдене будет выглядеть намного либеральнее политики Трампа. В публичной риторике и переговорах будут преобладать не столько методы «давайте посчитаем, кто больше зарабатывает на двусторонних отношениях», сколько политические клише. Характерные для Трампа экономические обвинения Китая будут заменены на обсуждения вреда промышленного производства для экологии (хотя и «зеленая энергетика» самих США не может сейчас обойтись без китайского оборудования). Как и прежде, на Китай будут давить на тему защиты прав интеллектуальной собственности и угрожать санкциями за лагеря для уйгуров (лагеря перевоспитания в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР, которые используются для заключения исповедующих ислам без предъявления обвинений. — ред).

При Байдене США, скорее всего, быстро восстановят отношения с Европой и с Мексикой. Но за пределами США пока трудно оценить, кто выиграет (кроме Мексики и Китая) и проиграет от прихода нового президента. Возможно, развитые страны ЕС могут немного сократить экспорт в США в случае отхода последних от политики ограничений на торговлю с Китаем и роста импорта китайского оборудования. Но если рост реальных ставок в долларах продолжится, а ЕЦБ по евро будет отставать, у европейских экспортеров будет шанс избежать проблем с завышенным курсом евро.

В странах ЕС рецессия продлится дольше, чем в США, так как власти ЕС не могут быстро реагировать на проблемы и договариваться между собой. Это плохо и для Европы, и для США, поэтому демократы постараются уже в 2021 году начать договариваться по спорным торговым вопросам, в первую очередь по налогам на выручку американских интернет-монополий и стандартам на американские продовольственные товары, ориентируясь не столько на правила Всемирной торговой организации (ВТО), сколько на здравый смысл.

Как изменятся отношения США и России

Для России по-прежнему сохраняется риск эскалации санкций до уровня серьезных (то есть санкций, ограничивающих экспорт нефти и газ, работу SWIFT и размещение ОФЗ). Но они вероятны только в случае очевидного вмешательства куда-то еще, например, ввода военных подразделений в Белоруссию или спровоцированного кем-то возобновления активной войны в Восточной Украине. Сегодня самый большой риск для России — это восстановление отношений США с Ираном и частичное снятие торговых санкций, что вернет на рынок нефти 2-3 млн баррелей в сутки. С другой стороны — это невыгодно и саудитам, и Израилю. Поэтому при огромном и разнополярном интересе к поддержанию высокой напряженности на Ближнем Востоке есть надежда, что модель «Иран — главное зло исламского мира» в 2021-2022 годах никуда не уйдет. Таким образом, нефть в этот период, скорее всего, будет дорожать, так как слишком долго не было достаточных капиталовложений, а спрос вырастет, как только закончатся карантины.

При этом вне зависимости от уровня давления со стороны новой американской администрации на Россию стагнация в нашей экономике не прекратится до начала внутриполитических преобразований (рост ВВП будет пропорционален росту нефти). Возможно, к 2022 году инвестиции в нашей стране увеличатся за счет нефтяных доходов и сокращения оттока капитала. Но пока сохраняются санкции и доля госсектора в экономике превышает любые разумные уровни, инвестиций будет меньше, чем нужно для модернизации и замены выбытия производственных фондов.

Источник — forbes.ru

Все дело в дЕньгах! Не забудьте подписаться нашу страницу в FACEBOOK

Рекомендуем вам