Декларирование доходов – лучший способ спрятать реальные активы?

Вот уже десять говорят и пять лет откладывают дату начала декларирования доходов и имущества казахстанскими госслужащими. Но интересно даже не это, а то, что несколько лет назад из перечня деклараций таинственно исчезло слово «расходы». А они, судя по имуществу наших высокопоставленных чиновников, достаточно высоки. И этот вопрос очень тесно связан с постоянными скандалами о «нецелевом расходовании» бюджетных средств.

Всеобщее в Казахстане откладывалось уже пять раз, а о необходимости публикации чиновниками деклараций первый президент Казахстана говорил еще в 2010 году. С тех пор вот уже десять лет не готовы «государственные базы данных», отсутствуют четкие методики учета доходов (и расходов), да и у общества в «низкая финансовая грамотность».

При этом, обязательная публикация сведений из деклараций не предусмотрена. Более того, в соответствии с Законом РК «О противодействии коррупции», поступающие в органы государственных доходов сведения в декларациях, до сих пор составляли служебную тайну, а их разглашение влекло увольнение виновного лица. Впрочем, даже после снятия такого запрета сведений о декларациях вы ни на одном сайте госорганов не найдете. Даже в России эти данные находятся в открытом доступе и периодически становятся поводом информационных скандалов, не говоря уже об Украине.

А, следовательно, общественные механизмы проверки деклараций, в частности расследования журналистов и гражданских активистов, и в первую очередь, антикоррупционные, практически вне закона. Тем более после последних поправок в закон о СМИ, где они практически приравнены к клевете. Более того, практически символическая сумма штрафа за сокрытие доходов от 3 до 50 МРП превращает нарушение в детскую шалость. Сумма штрафов за некоторые нарушения ПДД в разы выше.

А между тем, судя по тому, как одеваются, где отдыхают и лечатся, стоимости особняков и квартир высокопоставленные и не очень чиновники (ни дня не проработавшие в бизнесе) каким-то непостижимым образом явно тратят больше, чем зарабатывают.

И самое интересное, что никто не готов брать на себя политическую ответственность за принятие такого решения. Судя по нашим запросам, министерство финансов Казахстана считает, что «вопрос по опубликованию сведений, содержащихся в декларациях, относится к компетенции АДГС», а те в свою очередь уверены, что «вопросы всеобщего декларирования не входят в компетенцию Агентства».

Тем не менее, именно минфин сообщил об очередном переносе всеобщего декларирования казахстанцев с 2020 года на 2021 год.  Старт декларирования для госслужащих и их супругов и приравненных к ним лиц передвинут на начало 2021 года. С 1 января 2023 года планируется обязать декларировать доходы и имущество работников госпредприятий, включая тех, что заняты в сфере образования, здравоохранения, культуры и спорта. На третьем этапе, с 2024 года, планируется расширить охват всеобщим декларированием за счет руководителей и учредителей юрлиц и их супругов, а также индивидуальных предпринимателей. С 2025 года всеобщим декларированием планируется охватить оставшиеся категории населения.

Правда, потом минфин сильно облегчил себе задачу и под благовидным предлогом сократил количество людей, обязанных сдавать налоговую декларацию с 13 млн. до 3,5 млн. человек. И это, пожалуй, разумно.

При этом размеры доходов, считающихся легальными, по меркам нашей категории лиц весьма скромны: чуть больше 20 млн. тенге. Если сумма выше, то вы обязаны ее задекларировать и отнести в банк, уплатив соответствующие налоги.

А вот к «подопытным кроликам» первой категории относятся политические служащие корпуса «А», депутаты Парламента, судьи, лица, исполняющие управленческие функции в субъектах квазигосударственного сектора, и их супруги. Но нюанс в том, что служащие, входящие в эту категорию, а это больше полумиллиона человек, уже сдают декларации. Поэтому неясен сам смысл отсрочки.

Минфин объясняет это уже упомянутыми техническими проблемами и необходимостью разработки новой информационной системы. Но ведь для облуживания миллионов человек, на которые они ссылаются, есть время до 2025 года?

По версии ведомства, отличие действующей и новой декларации в том, что форма 250.00 предназначена для отражения более широкой информации о наличии активов и обязательств в Казахстане и за его пределами.

Как пишет https://inbusiness.kz/ru/news/neubeditelnaya-otsrochka-vseobshego-deklarirovaniya, в июне 2018 года Министерство финансов Казахстана присоединилось к многостороннему соглашению по автоматическому обмену налоговой информаций (CRS), что открывает возможность обмениваться фискалам из 102 юрисдикций, включая страны с льготным налогообложением, или так называемые офшоры. Соглашение позволит налоговым органам без запроса раз в год получать информацию о счетах, депозитах, имуществе и доходах (включая процентные) каждого казахстанца, имеющего активы за границей. Первый отчет будет включать в себя остатки на иностранных счетах казахстанцев за 2019 год. То есть даже без указания сведений в декларации в 2020 году государство в лице Министерства финансов будет знать обо всех активах казахстанцев за рубежом. Отметим, в 2017 году казахстанцы задекларировали за границей 2,4 млрд долларов и 12 тысяч объектов недвижимости».  

Для того, чтобы понять, много это или мало, достаточно вспомнить недавнюю информационную «утечку» сенатора Ольги Перепечиной, по словам которой только за последние пять лет в связи с выводом капитала за рубеж было заведено 238 уголовных дел, но ни одно расследование не позволило вернуть деньги. Точных данных о суммах вывода капитала за рубеж нет, но, по данным международной организации Tax Justice Network, за последние 20 лет отток капитала из Казахстана только в офшорные зоны составил порядка 140 миллиардов долларов.

Вообще, процесс легализации доходов тесно связан с тремя волнами легализации, прошедшими в Казахстане за последние 15 лет. Относительно успешной можно назвать последнюю волну в 2016 году, в ходе которой общая сумма легализованных средств составила 1,3 триллиона тенге или примерно 4 млрд. долларов, но и это сотая доля того, что вывезено из Казахстана в офшоры за эти годы. 

Напомним, что до этого в Казахстане уже проходило две волны легализации. Первую провели в 2001 году – тогда на спецсчета банков было внесено 480 млн долларов. Во время второй легализации (2006-2007 годы) можно было узаконить не только деньги, но также движимое и недвижимое имущество. По косвенным данным, тогда казна страны получила около 6,8 млрд долларов.

Но именно последняя легализация задумывалась как «последнее китайское предупреждение» накануне всеобщего декларирования доходов в 2017 году. Тогда планировалось получить в бюджет до 12 миллиардов долларов в тенговом эквиваленте. Но результат оказался в три раза скромнее.

К слову, президент как-то обмолвился о необходимости закрепления ответственности первых руководителей не только за коррупционные нарушения подчиненных, но и обязательного размещения в свободном доступе деклараций о доходах и расходах определенных категорий отечественного чиновничества.

В одном из своих выступлений Алик Шпекбаев, председатель Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции, дал понять, что «Обязательное декларирование доходов и расходов государственных служащих неизбежно потребует ответа на вопрос, как быть в случае расхождения этих данных. Поэтому в законодательстве должны быть четко прописаны нормы, на основании которых на должностных лиц, уровень жизни которых не соответствует легальным источникам доходов, будут налагаться соответствующие санкции».

Кто его знает, возможно, пандемия станет еще одной уважительной причиной отложить декларирование доходов. Есть и еще более экзотическая версия, что будет объявлена еще одна волна легализации для пополнения нашего изрядно отощавшего в кризис бюджета. Правда, не ясно, в какой последовательности, хотя с точки зрения достижения пущего эффекта эти два процесса лучше бы совместить.

 Кстати, для Токаева это было бы достаточно креативным ходом. Ведь не секрет, что до сих пор правительство относилось к этому требованию ОЭСР крайне внимательно внешне, но неохотно по факту. Кроме того, у ФАТФ, этого всемирного борца с финансированием терроризма, также есть требование о прозрачность юридических лиц и образований. Для этого страна должна иметь актуальный реестр бенефициарных собственников (БС), в том числе не только официальных владельцев, но и тех, кто любым иным образом контролирует активы, в том числе и через офшоры. К слову, эта норма из законопроектов тоже бесследно исчезла под предлогом того, что у нас и так скоро начнется всеобщая декларация.

Правда в том, что никакие декларации не покажут реальных владельцев активов. Для Казахстана, как и всего постсоветского пространства, это вопрос болезненный и очень политический.  Есть все основания полагать, что есть «смотрящие» за тем, чтобы через декларирование и другие нормы для нашей первой категории не вылезло что-нибудь «ненужное». Поэтому, декларирование в предлагаемом виде — это не более, чем способ отложить, а еще лучше, сделать невозможным выявление реальных собственников каких-то определенных активов перед международными организациями, типа ОЭСР или ФАТФ. То есть за этим не стоит ничего, кроме чисто имиджевой акции.

Источник — Exclusive.kz

Рекомендуем вам