Самый богатый видеоблогер России о своем пути к успеху

Как заработать несколько миллионов долларов, снимая обзоры на гаджеты и современные технологии, почему платить за контент — это полезно, и кто круче: «Роскосмос» или Илон Маск? Обо всем этом — в новом выпуске Forbes Digest, героем которого стал самый богатый российский блогер Wylsacom

Блогер Wylsacom превратил свой YouTube-канал и соцсети в фабрику контента, посвященного гаджетам и цифровым технологиям. Сейчас на его канале можно найти обзоры не только смартфонов, но и техники для дома, новости из мира гаджетов и видеоролики об автомобилях. Общее число подписчиков канала Wylsacom превышает 9,2 млн человек. В 2020 году блогер занял 24-е место в рейтинге Forbes «40 самых успешных звезд России до 40 лет» с доходом в $3,6 млн. Такой уровень доходов делает Wylsacom лидером в российском сегменте YouTube.

О рейтинге Forbes

Я такой: классно, много зарабатываю, приятно. Не знаю, честно говоря, тут сложно комментировать, потому что это все-таки, наверное, оценивается, как «доход-доход», а у нас большая часть денег уходит обратно в канал, в производство, во всякие идеи, потому что много ресурсов тратится на поездки, на покупку какого-то оборудования, на контент в целом. Это со стороны кажется, что я просто сижу и весело рассказываю про гаджеты, но иногда бывают косты, которые прилетают внезапно. Например, я посмотрел в Instagram распаковку Huawei Mate Xs от Владимира Соловьева — не знаю, каким боком он к нему прилетел, видимо, кто-то из друзей привез. Я просто удивился, потому что он такой типа распаковщик. Я решил, что это он на мою поляну прыгнул и что надо тоже добыть (этот гаджет). А уже началась вся эта история с закрытием границ, а он продается только в Китае. Соответственно, я кинул клич, и оказалось, что в Россию его кто-то привез за 450 000 рублей. Он сам по себе дорогой, но это прямо три цены сверху. И вот пришлось купить, понимаешь, и такие вещи происходят постоянно. В кадре кажется, что я просто сижу и рассказываю про очередной китайский смартфон, а он такой — фигак! — прилетел к нам задорого. Но инвестиция оправдалась — там было около 5 млн просмотров, и такие вещи очень радуют.

О структуре доходов

Я, кстати, популяризирую открытость в этом смысле. Я несколько раз снимал ролики, рассказывающие о том, сколько я зарабатываю и в каком формате, потому что, мне кажется, это тоже будет и полезно, и интересно людям, которые рассматривает YouTube как платформу, на которой можно что-то зарабатывать, делать бизнес и так далее. Конечно, меняются цифры, но структура всего остается примерно одинаковая. Для нас основной источник — это всегда YouTube. Это канал и все, что касается рекламы на канале. У нас есть несколько форматов, но мы можем делать и интеграции, и какие-то эксклюзивные ролики для брендов, и как-то еще Product Placement использовать, и так далее. Но это все у нас описано в медиаките в прайс-листе. Это доступно на сайте. Любой зритель может зайти и посмотреть, какие цены, что и сколько стоит. Второй момент — это, конечно, другие соцсети, потому что никто сейчас не живет одной платформой. Это Instagram, Telegram и даже Twitter, и еще что-то. Там тоже продается достаточно прилично рекламы. Еще я, как медийное лицо, могу участвовать в каком-то мероприятии — меня куда-то зовут, просят что-то сделать, выступить, рассказать и так далее. За это тоже платят деньги. И четвертое — это, наверное, монетизации YouTube и какие-то совершенно странные вещи, которые периодически прилетают. Например, сейчас тоже стала популярной новая для нас статья (доходов) — покупка прав. Бренд хочет не просто разместить ролик, но и, допустим, дальше его продвигать через свои соцсети, тогда продаются права на какой-то срок для того, чтобы они могли это делать.

О том, когда Wylsacom отказывался от денег

Это несколько миллионов рублей. Самый, наверное, мощный кейс — это IQOS, который очень активно хотел с нами сотрудничать. Причем я говорил: «Ребята, если бы я курил, мы бы с вами были вообще лучшие друзья, я бы жил в счастье и вас рекламировал». Потому что у меня нет противоречия, если я сам этим пользуюсь: я понимаю, что курение вредит здоровью, и я бы сам об этом говорил, но я курю и почему нет. Как, например, я люблю казино, азартные игры и делаю ставки на спорт, поэтому мне «окей» рекламировать легального букмекера.

Каперы — это развод однозначно. И тема немножко скользкая, потому что вокруг нее очень много мошенников и люди уже негативно в целом ее воспринимают. Но легальный букмекер — это ты регистрируешься в приложении, дальше ты должен верифицироваться через «Госуслуги», например. То есть ты проходишь официальную регистрацию, верификацию либо идешь к ним в офис с паспортом. Это 18+, это без всех этих странных манипуляций. У нас была, условно, продана одна история для «Париматч». А чтобы подвести аудиторию к пониманию, почему я это делаю, я записал еще пять (историй) до и объяснял: ребята, играть можно только в удовольствие, не расценивайте это как возможность заработка, не надо ставить последние деньги, не надо отыгрываться.

О политической рекламе у блогеров

Понимаешь, у меня, например, нет негатива к человеку, если он всю жизнь топил за действующую власть, за какие-то процессы, и он органично в этом смысле смотрится. Но если человек — lifestyle-блогер или снимает какую-то полную дичь в TikTok и тут внезапно такой: вай, чуваки, идите голосуйте, то это, конечно, странно. Нам вот в этот раз не предлагали, даже обидно. А в предыдущие разы предлагали достаточно активно — это такой сложный процесс, это не письмо на почту. Типа прорекламируйте поправку, мы вам деньги на карту скинем. Это прямо встречи в высоких кабинетах. Слушай, эти люди тоже все понимают и действуют достаточно открыто, и у них все понятно. Но еще раз: у меня нет проблем, что, например, какой-нибудь Амиран Сардаров, который «Дневник хача», рекламирует Правительство Москвы. Слушай, ну он всю жизнь был таким достаточно специфическим персонажем, то есть он без паспорта, без гражданства, соответственно, он такой: все ради паспорта и так далее. И он реально топит за этот процесс, поэтому у него, кстати, это выглядит достаточно органично и негатива со стороны аудитории, я так понимаю, он не получает.

О мотивации

Как бы это, может быть, ни звучало грубо, сейчас для меня главным мотиватором является создание интересных рекламных проектов в том числе. Не то чтобы я забыл об аудитории и превратился тотально в «магазин на диване», но с точки зрения YouTube как площадки и как (инструмента) самореализации, я уже десятый год на этой истории еду, и, конечно, я уже попробовал практически все. И тяжело себя, с этой точки зрения, замотивировать делать что-то еще. А когда к тебе приходит «Роскосмос» и готов с тобой сотрудничать, а космонавты с МКС записывают ролик и говорят: мы теперь на канале Wylsacom, давайте прикалываться, общаться и эксперименты делать, — вот это кейс. Но со стороны может показаться, что я супералчная сволочь, которая думает только о деньгах. Деньги — это важная составляющая, но она находится все время в стороне, то есть изначально это крутой проект, классная идея, что-то не очевидное придумать, а если это еще и что-то зарабатывает, вообще отлично.

О том, может ли блогер отказаться от рекламных доходов

Это работает, если ты все-таки такой человек-оркестр, и у тебя все расходы упираются, условно, в собственное «я». Тогда это вполне реально — как, например, делает условный BadСomedian (видеоблогер Евгений Баженов, автор популярных обзоров на фильмы. — Forbes ), который практически не размещает рекламу. То есть он сотрудничает где-то на стороне, но вот, например, на канале, насколько я знаю, у него нет рекламы, хотя, я думаю, многие очень хотели бы туда попасть. И большую часть дохода он получает от донатов, то есть ему люди просто кидают респект в виде какого-то рубля за то, что он делает. Плюс, конечно, монетизация на YouTube.

О том, почему важно платить за контент

Русский человек не хочет платить за контент вообще. Он  может тебе сколько угодно рассказывать, что он готов, что он будет — реклама ему надоела, но не заплатит тебе ни рубля. Я, кстати, эту модель в себе сломал прямо вот на старте, как только начал делать ролики. Я, конечно, как и все, смотрел пиратские фильмы, качал пиратские игры, слушал пиратскую музыку, но тогда время было такое — по-другому никак. На самом деле я бы, может, и рад был пойти купить, но просто не было, негде взять, то есть какие-то вещи можно было найти только в интернете. А как только ты начинаешь сам создавать контент, ты понимаешь, что это стоит ресурсов — это и люди, и время, все, что угодно. Поэтому, конечно, в себе это надо пытаться искоренить. И как только ты начинаешь на самом деле платить за контент, ты структурируешь потребление. Раньше это было как такой медийный фастфуд: ты смотришь поперек любые фильмы, качаешь игры, ничего не проходишь, все бросаешь. Но оно тебе ничего не стоит на входе, и ты не ощущаешь ценности от данного действия. Когда ты платишь, конечно, ты сразу выбираешь: так, я буду смотреть этот фильм, я буду играть в эту игру. И ты, скорее всего, ее посмотришь, пройдешь и так далее. Поэтому это дисциплинирует, на мой взгляд, и это круто.

О заработках во время карантина

Мы меньше многих пострадали, это правда. То есть все, что находится в интернете, конечно же, не так сильно подвержено последствиям всей этой истории с самоизоляцией, закрытием предприятий и так далее. Мы продолжили делать контент, но есть два момента. Во-первых, конечно, YouTube как платформа снизил стоимость рекламы, потому что формирование (тарифов) там аукционное: чем больше предложение, тем выше стоимость. Соответственно, они опустили планку. Я как автор стал зарабатывать чуть меньше именно с партнерской программы. Второй момент — это, наверное, в целом, ощущение, что все как-то не очень, вокруг все прямо как в этом фильме  «Заражение», который сразу взлетел в чартах. И все стали смотреть: ой, вот же оно и происходит в жизни. Людям стало не до телефонов, не до всех этих историй.

Источник — Forbes digest

Не забудьте подписаться нашу страницу в FACEBOOK — https://www.facebook.com/newsmarket.kz/

Рекомендуем вам